Бандиты оренбургской области

На сегодняшний день в России три региона компактного проживания мормонов — Самарская область, Биробиджан и Оренбург. Внешне мормоны ничем не отличаются от других россиян, фамилии носят исконно русские. Говорят, что и бандиты из мормонов строго придерживаются своей веры, соблюдают посты, стараются не грешить без повода. Что не мешает им отстреливать несговорчивых конкурентов. Ареал их обитания в Оренбурге так и называется — Мормоновка. Он резко выделяется на фоне других городских кварталов — порядком, чистотой, ухоженностью домов. В нелегальный бизнес мормоны ушли раньше всех. База для этого у них была отменная. Исторически сложилось так, что на руководящих постах многих промышленных и торговых предприятий города оказались именно мормоны. Они обеспечили себе крепкую поддержку и во властных структурах Оренбурга. Руководство местного Газпрома, например, состояло исключительно из мормонов.


Про лихие 90-е и про воров в законе… любопытный текст… нечто подобное было в нескольких газетах Оренбурга в том числе и в «Южном Урале»…

В первые годы становления и утверждения в Оренбурге системы массового рэкета три “авторитета” — Золотарев, Иконников и Бабнищев сумели подмять под себя всех остальных “пионеров криминала”. Круче всех поднялся Бабнищев. Он же Бобон, Серго, Серега-большой, Серега-старший. В период с 1986 по 1996 годы он сумел “застроить” практически весь город и десять лет был полновластным “хозяином” Оренбурга.
Имя Бабнищева приводило в трепет всех оренбургских предпринимателей. Бобон контролировал восемьдесят процентов всей территории города и примерно половину всех финансовых поступлений. Вором в законе Бобон стал в Москве, где его “коронация” и носила чисто условный характер.

Бандиты оренбургской области

Важноimportant
Здесь считают так: «Если ты мужчина и если считаешь себя сильным – пробивай себе дорогу в жизни! Имеешь право. А места хватит всем». На самом же деле места под криминальным солнцем хватает далеко не всем, а лишь самым жестоким и сильным.

В первые годы становления и утверждения в Оренбурге системы массового рэкета три «авторитета» – Золотарев, Иконников и Бабнищев сумели подмять под себя всех остальных «пионеров криминала». Круче всех поднялся Бабнищев. Он же Бобон, Серго, Серега-большой, Серега-старший.


В период с 1986 по 1996 годы он сумел «застроить» практически весь город и десять лет был полновластным «хозяином» Оренбурга. Имя Бабнищева приводило в трепет всех оренбургских предпринимателей.


Вниманиеattention
Но последнее покушение не смогли просчитать даже профессионалы из бабнищевской службы безопасности.

Убили Бобона на окраине Степного микрорайона — во время его вечерней прогулки на пустыре. Гулял он с пятью телохранителями. Стреляли в него из здания промкомбината, находящегося по другую сторону дороги, метрах в ста пятидесяти от пустыря. “Работал” профессионал экстра-класса: первая пуля пробила голову. Две других вошли в спину. Перерыва между выстрелами практически не было.


Все три ранения были смертельными. Умер Бобон мгновенно…

ТАТАРСКАЯ ВЕРСИЯ

По одной из рабочих версий, убийство Бобона заказали коммерсанты из Татарии. Бабнищеву, подмявшему под себя Оренбург, стало тесно в родных пенатах. Он стал расширять владения своей криминальной империи, выходя на коммерсантов соседней Татарии, Башкирии, Удмуртии.

В Оренбурге говорят: “Где появился один мормон — жди мормонского нашествия”. Еще в семидесятые годы многие представители финансово-промышленной группировки мормонов ушли в нелегальный бизнес. Они арендовали трейлеры-морозильники, скупали в местных совхозах мясо и выгодно сбывали его в Татарию, Башкирию, Удмуртию.

Инфоinfo
Этот бизнес приносил им астрономическую прибыль. Первые коттеджи в Мормоновке появились задолго до перестройки. И на “Волги”, “девятки” и дорогие иномарки мормоны тоже пересели первыми. С перестройкой, когда организованная преступность в регионе стала стремительно набирать силу, у мирных ранее мормонов возникла потребность в защите собственных капиталов.

Из своей же среды были рекрутированы волонтеры в бандиты. Росли и крепли многочисленные бандитские бригады из районов “Шанхай”, “Степной”, из 23-го микрорайона.
Он сидел два или три раза и сроки “мотал” плевые.

Но зона, похоже, произвела на него неизгладимое впечатление, потому как впоследствии до самой своей смерти он откатывал в тюремный “общак” суммы со многими нулями.

“Коронацией” Бабнищева московские воры, похоже, отдали должное тем огромным денежным поступлениям, которые империя Бобона приносила воровскому “общаку”.

Мощь империи Бобона строилась на костях местных бизнесменов. Благодаря активности самого главаря и его братвы лопнули крупнейшие и, казалось бы, самые респектабельные банки Оренбуржья. Многомиллиардные беспроцентные кредиты, которые братва брала с них в виде дани без малейшего намека на возвращение, обрекли их на гибель.

Время от времени на Бобона готовились покушения — в основном молодыми волчатами, но его собственная служба безопасности их вовремя просчитывала и быстро устраняла организаторов.

Он стрелял с двух рук — “по-македонски”. И все его пули попали в цель.

Фофановых нашпиговали свинцом. Сразу после разборки Богатика арестовали, и полтора года он, словивший несколько пуль в той перестрелке, поправлял свое здоровье на нарах.

Его адвокаты сотворили чудо, и Богатик вышел на свободу с чистой совестью и высоким криминальным рейтингом. Правда, пока он сидел на нарах, фофановские ребята уже отправили к праотцам его друга и соорганизатора отстрела — Марчелло.
На того “фофановцы” покушались бесчисленное количество раз. Последние дни перед смертью превратились для Марчелло в ад. Он, что называется, света белого не видел — ходил в сопровождении многочисленных охранников, ездил в бронированном “мерседесе”.
Но от расплаты не ушел.

Вслед за ним ушел в мир иной авторитет Пахом (Пахомов), курировавший наркобизнес и группировки автоугонщиков.

Сразу за ним бесследно исчез “смотревший” в тот момент за городом Ремень.

Непрерывные гангстерские войны ослабили всех. Единственные, кто сумел не сдать в них своих позиций, это оренбургские “братки” из банды мормонов и вышедший из зоны Слава Богатик.

МОРМОНЫ

Одно из самых влиятельных преступных сообществ Оренбурга на сегодняшний день — мормоны. Они происходят из старых самых натуральных мормонов.

Те, как и молокане, в свое время были не в ладах с режимом, попали в опалу и их гоняли за веру по всей матушке-России. На сегодняшний день в России три региона компактного проживания мормонов — Самарская область, Биробиджан и Оренбург. Внешне мормоны ничем не отличаются от других россиян, фамилии носят исконно русские.

Говорят, что и бандиты из мормонов строго придерживаются своей веры, соблюдают посты, стараются не грешить без повода.

Они сами признаются, что при аресте длинный язык у мормона — прямой путь с нар на кладбище.

Во время безраздельного царствования в городе Бабнищева только мормоны смогли отстоять свой суверенитет. Хотя поводов для глобальной гангстерской войны у них было более чем достаточно, мормоны, насмерть присосавшиеся к нефти и газу, повели себя очень разумно. Они пошли на компромисс. Пожертвовали частью своих интересов, что, надо сказать, нисколько не ослабило их финансового могущества.

После смерти Бабнищева реальных конкурентов в городе у мормонов не осталось. Но при этом у них хватило ума не претендовать на чужие лакомые куски. Их лидеры быстро поняли, что на дележе богатого пирога вспыхнут гангстерские войны, и не захотели участвовать в общей пляске смерти.

А вот Слава Богатик этого, видно, не понял.

И оказался в эпицентре гангстерской мясорубки.

Не замеченная им “наружка” профессионально “довела” Гуся до самого подъезда.

Судя по всему, сыскарям осточертело, что арестовывавшиеся ими с оружием бандиты обычно отделываются штрафами, и они решили взять Гуся в момент покушения.

Когда отстрелявшийся Гусь выскочил из подъезда, где, как он думал, ему удалось убить Богатика, он чуть не попал в руки сыскарей. Те тоже подрастерялись, и Гусь сумел рвануть от них в сторону. Оперативники бросились за ним.

По рассказам очевидцев, ошалевший Гусь “ломился” к реке Урал, как “сохатый по сушняку”.

Уходя от погони, прыгнул в реку и поплыл на другой берег. Добравшись до него, он получил еще один шок — там его уже ждали оперативники другого РОВД.

Обезумевший Гусь в ужасе повернул назад и, снова бросившись в воду, поплыл обратно. Изможденный и почти парализованный пловец чуть не пошел ко дну в нескольких метрах от берега.

Бобон контролировал восемьдесят процентов всей территории города и примерно половину всех финансовых поступлений.

Вором в законе Бобон стал в Москве, где его «коронация» и носила чисто условный характер. Его «короновали» в основном за «бабки», потому как тюремный стаж Бобона для полновесного «законника» был явно недостаточным. Он сидел два или три раза и сроки «мотал» плевые.

Но зона, похоже, произвела на него неизгладимое впечатление, потому как впоследствии до самой своей смерти он откатывал в тюремный «общак» суммы со многими нулями.

«Коронацией» Бабнищева московские воры, похоже, отдали должное тем огромным денежным поступлениям, которые империя Бобона приносила воровскому «общаку».

Мощь империи Бобона строилась на костях местных бизнесменов.

Что не мешает им отстреливать несговорчивых конкурентов.

Ареал их обитания в Оренбурге так и называется — Мормоновка. Он резко выделяется на фоне других городских кварталов — порядком, чистотой, ухоженностью домов.

В нелегальный бизнес мормоны ушли раньше всех. База для этого у них была отменная. Исторически сложилось так, что на руководящих постах многих промышленных и торговых предприятий города оказались именно мормоны. Они обеспечили себе крепкую поддержку и во властных структурах Оренбурга. Руководство местного Газпрома, например, состояло исключительно из мормонов. В Оренбурге говорят: “Где появился один мормон — жди мормонского нашествия”.

Еще в семидесятые годы многие представители финансово-промышленной группировки мормонов ушли в нелегальный бизнес.

Время от времени на Бобона готовились покушения — в основном молодыми волчатами, но его собственная служба безопасности их вовремя просчитывала и быстро устраняла организаторов. Но последнее покушение не смогли просчитать даже профессионалы из бабнищевской службы безопасности. Убили Бобона на окраине Степного микрорайона — во время его вечерней прогулки на пустыре. Гулял он с пятью телохранителями. Стреляли в него из здания промкомбината, находящегося по другую сторону дороги, метрах в ста пятидесяти от пустыря. “Работал” профессионал экстра-класса: первая пуля пробила голову. Две других вошли в спину. Перерыва между выстрелами практически не было. Все три ранения были смертельными. Умер Бобон мгновенно…

Татарская версия По одной из рабочих версий, убийство Бобона заказали коммерсанты из Татарии. Бабнищеву, подмявшему под себя Оренбург, стало тесно в родных пенатах.

Круче всех поднялся Бабнищев. Он же Бобон, Серго, Серега-большой, Серега-старший. В период с 1986 по 1996 годы он сумел “застроить” практически весь город и десять лет был полновластным “хозяином” Оренбурга. Имя Бабнищева приводило в трепет всех оренбургских предпринимателей. Бобон контролировал восемьдесят процентов всей территории города и примерно половину всех финансовых поступлений.

Вором в законе Бобон стал в Москве, где его “коронация” и носила чисто условный характер. Его “короновали” в основном за “бабки”, потому как тюремный стаж Бобона для полновесного “законника” был явно недостаточным.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *