Можайская женская колония 5 официальный сайт фамилии осужденных женщин

Пимановым сидела женщина, осужденная за двойное убийство:

Удалось заметить, что те же женщины, которые были здесь, сидели в клубе в двух первых рядах. Стоит признать, что в ходе обсуждения они говорили очень грамотно. Пока шла пресс-конференция, за окнами перегоняли всех остальных:

В колонии все по правилам: в 7 — подъем, в 21 – отбой. Здесь восьмичасовой рабочий день – заключенные шьют спецодежду для армии и милиции и получают за это некоторые деньги (их переводят на личный счет, доступ к которому они получат после освобождения). Предварительно их обучают в расположенном здесь же профтехучилище по специальностям “швея”, “механик швейных машинок” и “парикмахер” – по окончании они получают соответствующий диплом, и как заявила начальник Можайской женской исправительной колонии, потом, на свободе, они показывают отличные навыки и часто очень востребованы.


В три года детей передают или родственникам, или в детский дом.

Полностью здоровых детей здесь нет, как нет детей и с ВИЧ. Начальник колонии считает этот факт заслугой коллектива — беременные женщины с вирусом вовремя получают лечение, что бы дети не заболели.

Но есть еще один и самый неприятный факт.

Для матерей, которые хотят жить со своими детьми – созданы все условия, вплоть до послабления режима, и даже возможности работать в доме ребенка, дабы постоянно быть рядом. Но…. комнаты совместного проживания с детьми стоят пустыми.

Желающих жить и ухаживать за своим ребенком единицы.
Асоциальность матерей сказывается не только в общении с детьми (многие к ежедневным прогулкам с ребенком относятся как тяжкому бремени), но и в дальнейшем.

Можайская женская колония 5 официальный сайт фамилии осужденных женщин

Они одеты примерно одинаково: платок на голове, пальто с биркой, на которой написана фамилия, имя, отчество и номер отряда, и сапоги на ногах. Что означает различие в цвете одежды, я так и не понял. Становится понятно, что это тоже заключенные. Мы подходим ближе, и женщины, не произнося ни слова, открывают нам ворота.
В этом есть что-то странное и неприятное. И вот мы уже по-настоящему “внутри”. Рядом с жилыми корпусами есть места для курения, о чем сообщает специальная табличка. Здесь, собственно, заключенные и курят:

Можайская женская колония №5 имеет общий режим.
На данный момент в ней отбывают наказание порядка 1200 заключенных — женщин от 18 лет, более половины из которых имеют возраст до 30 лет. Основные статьи: 40% – убийство, 37% — сбыт и хранение наркотиков, остальные – разбой, грабеж, вымогательство.

Инфоinfo
Более того, какими бы ни были демонстрируемые номера, в них ощущалось что-то угнетающее:

Мы опаздывали на автобус до Москвы, но, несмотря на это, все журналисты понимали, что они просто не имеют права встать и уйти, не досмотрев концерт до конца. Потому что все, что происходило на сцене, было сделано с какой-то обреченной искренностью – а значит, с определенной долей свободы. Именно поэтому мы и не могли уйти — и в этом была наша несвобода на тот момент.


Журналисты хлопали. Не могли не хлопать. Всем было неловко за ту безвкусицу, что творилась на сцене, и за это собственное ощущение было стыдно:

И чем сильнее было это ощущение, тем громче все хлопали:

Единственное выступление, которое мне действительно очень понравилось — вокальный номер, в котором не было той идиотской нулевой фонограммы, обычно включаемой на подобных самодеятельных вечерах.

В библиотеку тоже не часто ходят, да и читают в основном бульварную литературу.

Самая главная особенность Можайской колонии в другом — здесь вместе с матерями сидят их дети, рожденные в неволе. Кто-то приезжает по этапу уже беременной, к кому-то на длительные свидания приезжают мужья, а спустя время рождаются дети, по-разному бывает.

Один из ремонтируемых корпусов Дома ребенка

Действующий корпус Дома ребенка

Детская комната

Все как в обычном саду…

Жаль этих детей. Они до трех лет живу в неволе вместе с матерями. Да, в последние годы их стараются социализировать: возят на прогулки за пределы колонии, на культурные мероприятия, в зоопарке… но все же мужчины для них непривычны – кричят «Дядя, дядя!..» а потом смущаются.

Этот номер подготовила оперная певица, отбывающая наказание в колонии (на фото слева). Номер, кстати, был последним в концерте. Это было очень здорово:

Темнело. Этот день для заключенных колонии заканчивался. Завтра у них у всех будет очередной такой же день.

Важноimportant
Разница лишь в том, что у кого-то таких дней осталось 100, а у кого-то – больше 5000. Некоторые женщины стояли и курили в специально отведенном для этого месте, какие-то отряды строились возле своих домов. Все эти женщины смотрели на нас, а мы шли мимо – к выходу, к свободе.

В окнах, тем временем, зажигали свет:

Есть много вещей, которые, на наш взгляд, с нами никогда не произойдут: мы не заболеем неизлечимой болезнью, с нами не случится несчастного случая, и, наконец, мы не совершим поступка (чаще всего ошибочного), который бы привел нас в подобные места.

Вниманиеattention
Журналисты уговорили всех сесть:

В Можайской колонии, кроме всего прочего, живут дети мам, отбывающих здесь наказание. Тут вообще для них созданы очень хорошие условия — здесь есть дом ребенка. В него мы и идем вместе с Пимановым и журналистами:

По дороге Ольга Погодина, исполнительница главной роли в фильме Пиманова, фотографируется с заключенными, построенными возле жилых зданий:

Вдалеке виднеется место для сушки белья:

Вход на территорию дома ребенка:

Игровая площадка:

Потапова Наталья — или как ее называют здесь, на зоне, “Дюймовочка” за ее улыбчивость и небольшой рост — управляет всеми делами в доме ребенка:

Совершенно удивительная женщина.


Такое чувство, что она абсолютно пуленепробиваемся, несмотря на всю свою миниатюрность, скромность и улыбчивость. Непобедимый оптимист.

Нас, журналистов, ведут в местный клуб, расположенный на территории колонии. Мы заходим внутрь, в просторный зал, и неожиданно видим (никого из нас не предупредили), что здесь уже сидит около ста женщин-заключенных:

В голове сразу начинают крутиться названия статей — “убийство”, “грабеж”, “распространение наркотиков” — которые ты пытаешься привязать к присутствующим представительницам прекрасного пола, но это почему-то не получается сделать: ты видишь точно таких же женщин, которых наблюдаешь в своей обыденной жизни. И от этого противоречия появляется некоторый напряг.

Женщины разговаривают вполголоса, очень многие из них кашляют – сказываются простуда или хронические заболевания. Когда входит начальник тюрьмы, все они вскакивают со своих мест (дикий грохот) по стойке смирно.

И как-то сразу было понятно, что только так здесь и можно об этом говорить. Очень добрый человек, я за всю свою жизнь таких людей встречал раза три, не больше. Она рассказала о том, что для многих заключенных женщин младенец – это шанс получить более комфортные условия проживания в колонии.

Можайская женская колония – одна из немногих, где детям разрешено находиться с мамами, и для таких маленьких семей в доме ребенка специально устроены отдельные комнатки с кроваткой, тумбочкой и игрушками – в них действительно очень чисто и уютно:

Для проживания со своими детьми в таких комнатах нужно лишь желание мамы быть с ребенком и разрешение на это начальства колонии:

Когда детям исполняется 3 года, их увозят в детские дома, но, как показывает печальный опыт, очень немногие женщины, выйдя на свободу, спешат забрать своих чад.

Некоторые женщины попадают в данное исправительное учреждение уже будучи беременными, к другим приезжают мужья на длительные свидания, после чего появляются дети. Именно такие дети и находятся до трехлетнего возраста в доме ребенка на территории колонии. К сожалению, им приходится делать свой первый вдох в местах не столь отдаленных.

Данное детское учреждение обустроено для комфортного проживания малышей.

Здесь есть спальни с кроватками, игровые комнаты, музыкальная комната, детская столовая со специальными столами и стульями, а также обустроенная прогулочная зона с качелями и горками.

Заведует домом малютки на территории Можайской колонии прекрасный человек и отличный специалист – Потапова Наталья, которая со всей ответственностью относится к своей профессии.

Наконец, миновав систему из нескольких шлюзов, попадаешь на территорию колонии.

4. Небольшой исторический экскурс. В 1953 году было построено здание ПТУ, где в течение года обучаются 180 человек. Здесь осужденные получают специальности “слесаря ремонтника швейного оборудования” и “портного легкого женского платья”.

В 1958 году построен административный корпус, который впоследствии преобразовывался и достраивался. С этого же года функционирует пожарное депо.

5. В 1956 году начала работать вечерняя сменная школа, где ежегодно обучается от 220 до 250 человек.

Общежития для проживания осужденных построены в 1953, 1954,1972, 1986 г.г. общей жилой площадью 2541,36 м2. Все осужденные распределены по 10 отрядам, которые возглавляют начальники отрядов.

6. Вот, кстати, одно из общежитий. В 1979 году также возведено здание медицинской части, где ведут приём 9 специалистов.

В Ульяновке с начальницей отряда у нас были приятельские отношения, она жила жизнью своих подопечных. У нее 130 человек, и она в курсе жизненной ситуации каждой из них. Мы звали ее мама. Там администрация стимулировала к УДО: если на 100 процентов выкладываешься на работе, участвуешь в самодеятельности, не нарушаешь режим, то получаешь поощрения, благодарности и выходишь по УДО.

Поэтому там мало стукачей — нет в них нужды.

В Можайке все по-другому. Там зек «крепит» зека. Что это значит? Стукачество. Внутренний настрой очень злой. Зечки работают, пляшут, вышивают крестиком, но благодарности никому не раздают.

Там вообще не выходят по УДО.

«Не имею права опускаться»

13 ноября 2017 года мы вместе с Матвеем освободились, ему было два года и один месяц. До заключения у меня были две комнаты в четырехкомнатной коммуналке.

Комментарии 0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *